Архимандрит Лаврентий, строитель

Выдержка из "Исторического описания Московского Златоустовского монастыря" архимандрита Григория (Воинова)
Деятельность арх. Лаврентия (1735—58) по устройству древней обители. Начнем с того, что указами  воспрещалось частным лицам продавать восковые свечи «мимо настоящаго свечнаго ряду»: однакож иные, ходя по улицам, производили продажу свеч, которые они брали в рядах у купцов, для своего прибытка; в воскресные и праздничные дни, партиями в 10 человек и больше, они останавливались для продажи при церквах, причиняя ущерб церковным свечным доходам. В марте 1735 года о. Лаврентий донес духовной дикастерии о подобных самочинцах, позволявших себе стоять подле монастырской часовни и продавать на весах свечи, тогда как в часовне для поставления пред образами продавались от монастыря свечи. По приказанию дикастерии, захвачены были у часовни три человека с восковыми свечами; по допросе они отосланы каждый в свое ведомство, а взятые у них свечи (31 ф.) отданы в Златоустов монастырь.
В 1736 году построена в монастыре комнатным стольником Иваном Петровичем Матюшкиным церковь во имя св. страстотерпца Иоанна Воина.
В следующем году, мая 29, в Троицын день начался в Москве пожар от копеечной свечки , как говорит народная пословица, и в сухое время, при сильном ветре, опустошил большую и лучшую часть города. Пострадала и Златоустовская обитель: сгорели деревянныя главы на соборной церкви, обитыя жестью, деревянная кровля Спасской церкви и четыре оконницы в ней; глава на Благовещенской церкви и кровля алтарная; Иоанно-Воинской церкви деревянная кровля. Наиболее потерпела от огня находившаяся над св. вратами Покровская церковь: не одна кровля, но и внутри храма иконостас, пол, 16 окончин — все это сгорело. Верхние (деревянные) келлии настоятельного корпуса и братскии верхние (летнии) келлии, числом 18, истреблены огнем; в нижних каменных келлиях (10) сгорели полы, печи, 36 окончин и несколько (6) чуланов. Повреждены и хозяйственные здания, сгорели: каретный сарай, изба людская и деревянный забор вокруг конюшенного двора, длиною 106 саж.
Дождь проникал через своды во внутрь каменных непокрытых зданий и мог сильно повредить самые своды и стены. Для новых построек и починок монастырь не имел никаких средств. Дохода с монастырских вотчин, от бывших хлебных недородов и за скудостию крестьянъ , не доставало и на пропитание братии . Вкладчиков, которые дали бы средства к возобновлению монастыря, в виду не было. Обо всем этом донесено (июля 6-го) Коллегии экономии и представлена смета на возстановление погоревших зданий. Имея в виду, что Златоустовский монастырь неопределенный , что в Коллегию экономии платежа от него не бывает и из Коллегии, как из бывшего монастырского приказа, прежде не отпускались деньги в этот монастырь на починку ветхостей, она и теперь не счи-тала себя обязанною сделать это; впрочем, относительно производства необходимых построек в означенном монастыре, из каких доходов повелено будет, просила указа Св. Cинода. Не знаем, какое последовало решение; известно только, что отпуска сумм в монастырь не было ни откуда, и «он пришел было в опустение», но милостию императрицы Анны Иоанновны и помощью других вкладчиков был значительно возобновлен. На пожалованные (1738—40 гг.)государынею императрицею 1050 руб., устроены на соборной церкви железныя главы с крестами и обновлена Покровская церковь на св. вратах. В 1740 г., на счет княжны (монахини) Ек. Мих. Засекиной, сделана и позолочена железная глава на Спасской церкви. В следующем году, усердием г-жи Параскевы Петровны Матюшкиной (вдовы), обита железом кровля Иоанно-Воинской церкви, глава и крест железные позолочены.
В 1742 году, сентября 1-го, монастырь утешен посещением благочестивейшей императрицы Елисаветы Петровны. Ея величество изволила пожаловать 2000 руб. на строение новой церкви (вместо Покровской) над святыми вратами во имя прав. Захария и Елизаветы. Вокруг нея сделана была площадка (галерея) с железною, по местам вызолоченною, решеткою и 14-ю столбами, на которых были фонари; для вшествия Государыни построена большая лестница против соборной церкви. Иконостас вызолочен сплошь; иконы писал Егор Иванов Греков; стенная живопись поручена была другому. В глухом наружном окне, на задней стороне этого храма изображен св. Иоанн Златоуст. Церковь освящена в том же году декабря 18-го преосвящ. Львом, бывшим епископом воронежским, скончавшимся в московском Знаменском монастыре, где жил на покое. В следующем году, в бытность государыни в Москве, о. архимандрит Лаврентий явился во дворец с иконой святителя Златоуста в серебряном позолоченном окладе .
В том же 1743 г., при помощи графа Федора Андр. Апраксина, и на Благовещенской церкви сделана, вместо деревянной, железная глава и крест; ворота между Благовещенскою и Спасскою церковью были окрашены.    
1746 г., мая 5-го, по доношению архимандрита с братиею, консистория позволила ветхую колокольню разобрать и построить новую. Новая трехъярусная снабжена колоколами, и доселе употребляемыми. Большой, в 306 пуд., издающий приятный, торжественный звук, вылит 1743 года, июля 10-го. Мастер московский купец Константин Мих. Слизов. Его же работы и прочие колокола. Второй после большого в 170 пуд.. 14 фун. лит из меди, 1758 г. марта 27. На третьем колоколе надпись показывает, что он лит в село Новлянское (монастырское) 1748 г., сентября 5-го; весу в нем 39 пуд. 25 фун . Четвертый в 15 пуд. 23 фун., пятый в 1 пуд слит 1758 г., марта 27. Не упоминаем об остальных, устроенных, может быть, еще до Лаврентия или после него.
  В 1750 г. обновлен местный храмовый образ св. Иоанна Златоуста, как свидетельствует надпись на серебряной позлащенной ризе. Кроме того, в соборной церкви сделан новый чугунный пол (окт. 1756); старые архимандричьи (1745) и братския кельи разобраны и построены новые (четыре братские с сенями окт. 1756); были и другие разные поделки.
В 1751 г., апреля 19-го, поручен ему надзор над благочинными священниками (в Москве). Кроме того, он был членом следственной о раскольниках комиссии  и другой комиссии, составленной в ноябре 1755 года для осмотра церквей в Белом городе, поврежденных от пожара в 1748 г. и оставшихся необстроенными и неисправленными. Увидя в одном доме (1752 г., марта 15) крестьянина, слагавшего персты по обычаю раскольников, о. Лаврентий заметил ему, что он поступает так «противно православной греческаго исповедания церкви». А тот, с великим азартом устремившись на почтенного старца, схватил его за рясу так, что едва не задушил...
В 1756 г. архимандрит писал в Св. Синод, что монастырь после пожара 1737 года довольно возобновлен; остается перестроить крайне ветхие каменные здания: Спасскую церковь, хлебню, поварню и один погреб: да вновь построить еще несколько братских келлий. На эти работы в монастыре никакой суммы нет, и впредь получить неоткуда. Донося об этом, о. Лаврентий просил денежного вспоможения, в количестве хотя полутора тысячи рублей. Синодальная канцелярия экономического правления, по приказанию Св. Синода, поручила архитектору Ивану Мичурину описать, после тщательного осмотра, монастырские ветхости и учинить смету на производство необходимо нужных построек. Архитектор от 24 декабря сообщил Синодальной канцелярии, что в Златоустовом монастыре церковь Спасская ветха, надобно упразднить ее и построить новую на другом месте. Колокольня, недавно построенная, еще не оштукатурена и лестницы не сделано: надо сделать для всхода в первый ярус каменную снаружи и с тремя площадками, а далее деревянную извнутри. Старую колокольню пора бы разобрать; равно и трапезную братскую палату, поварню и хлебную с проходными сенями, по ветхости, должно сломать и построить заново, погреб сделать на другом месте по прежнему. Ограда, с двух сторон деревянная, в длину 84 саж., пришла в ветхость: надо сделать каменную; здания проезжия каменные ворота починить и построить четыре братские кельи с двумя сенями и с деревянными перегородками. На все это требуется издержать 3 616 руб. 70 коп.
Синодальная канцелярия положила мнением: хотя из Златоустова монастыря не бывает платежа денегъ, но, по вниманию к отлично- усердной службе настоятеля Лаврентия, который уже довольно обновил и украсил эту обитель и ревностно печется о ней, — дать ему на постройку церкви и прочих зданий 1500 руб., какую сумму он и просил вначале: а касательно остальных денег (всей суммы требовалось до 3616 руб.), предложить ему, «яко всеприлежному в созидании той обители святой рачителю, искусными и благопристойными мерами искать себе вспомоществования от доброхотных и благочестивых дателей, более ж о том предать в волю и вышнее разсуждение Св. Прав. Синоду».
Свят. Синод утвердил это мнение 19 февраля 1757 года. Для покупки потребных к строению материалов и присмотра за рабочими определен был, в помощь монастырскому эконому, отставной сержант Петр Горохов, которому дана и шнуровая книга для записи расходов. Закупать материалы велено, «не упуская нынешняго зимняго пути, без всякой в цене передачи, и исправлять вначале самонужнейшую церковную ветхость, без чего пробыть никак невозможно, а потом и прочее».
В августе 1757 г. трапеза Спасской церкви была разобрана и начата строением, по левую сторону колокольни, новая церковь во имя Живоначальныя Троицы, так названная вероятно в память Троицына дня 1737 года. Работы производились медленно. В феврале 1758 года отец архимандрит доносил Синодальной канцеляpии экономического правления: «за недостатком суммы на вышеобъявленной церкви свода не сведено, кровель железных на церкви и олтаре, келлий и погреба каменных не сделано, и впредь всего вышеописаннаго исправить нечем». В последней половине июня постигла старца тяжкая болезнь, и он скончался в 1758 году; похоронен, говорят, под Троицкою церковью, о которой так много радел.



Назад