Архимандрит Григорий (Воинов)

Настоятель и летописец Московского Златоустовского монастыря с 1867 по 1873 гг. Его попечением благоустраивался и украшался монастырь.

Написал несколько книг: «Из моих воспоминаний», «Сборник для любителей духовного чтения» и др. Создал «Историческое описание Московского Златоустовского монастыря», которым до сих пор пользуются благодарные потомки – люди, занимающиеся восстановлением памяти Златоустовской обители.

В своих воспоминаниях он приоткрывает ту невидимую жизнь обители, которая сокрыта от постороннего взора.

Упокой Господи душу раба Твоего, приснопоминаемого архимандрита Григория!

Скачать Историческое описание Московскаго Златоустовскаго монастыря

Епископ Никодим (Белокуров) - настоятель Златоустовского монастыря

О последних днях святителя и кончине его оставил описание архимандрит Высокопетровского монастыря Григорий (Воинов),также бывший настоятель Златоустовского монастыря.

Преосвященный Никодим, епископ Дмитровский, своим рождением и воспитанием принадлежит к Московской епархии. Получив образование в Спасо-Вифанской семинарии, потом в Московской духовной академии, – с 1852 года он поступил на духовно-училищную службу. Постриженный в монашество и рукоположенный во иеромонаха в Вологодской семинарии, он скоро назначен был инспектором и профессором сперва Вифанской, а потом Московской семинарии. В 1858 году посвящен в архимандрита. В 1862 году назначен был ректором Вифанской семинарии, потом в 1866 году Московской духовной семинарии. Управлял Златоустовским и Богоявленским монастырями. В 1873 году определен был наместником Александроневской Лавры. В 1875 году в апреле хиротонисан во епископа Старорусского, викария Новгородского, а в июле 1876 года переведен на кафедру епископа Дмитровского.
Давно уже здоровье его было потрясено. Он прибыл в Москву болезненным и слабым. В конце мая 1877 г. почувствовал он себя гораздо хуже прежнего, и в половине июня переселился в Саввинский Звенигородский монастырь, надеясь здесь более поправиться в здоровье. Здесь, 17 июня, он принял таинство елеосвящения от преосвященного Игнатия, епископа Можайского. Многократно был исповедан и приобщен св. Христовых таин; сподобился св. причащения и накануне своей христианской кончины.
У одра его за час или полтора часа до кончины читали канон Сладчайшему Иисусу, а больной святитель с плачем громко взывал: «Господи помилуй», или стонал, томимый недугом (у него шла из горла кровь и лицо горело от внутреннего жара). Когда чтение канона было окончено и я просил у него благословения, преосвященный мало владевший руками отвечал с трудом: «меня благословите» и повторил эти слова. Я попросил у родных его (два брата – священники и зять диакон) икону Божией Матери на финифти – Черниговскую из Гефсиманского скита, к которой он умильно приложился, а потом я, осенив его образом, призывал на него благословение Царицы небесной и предложил: не угодно ли ему выслушать молебен Божией Матери? Преосвященный рад был. Он поцеловал Евангелие, над ним прочитанное мной, и после молебна целовал мой наперсный крест с изображением распятого Спасителя. Мучимый недугом вопил: «отпустите меня в путь-дорогу, Христа ради отпустите, тяжко мне», и просил приподнять его. Употребив несколько капель холодной воды, он сам облил свою голову и немного успокоился. На вопрос мой: не имеет ли сообщить мне что-либо особенное, он, подумав, отвечал: «благодарю митрополита Иннокентия, благодетеля моего великого», и поручил передать почтение преосвящ. Игнатию. Высокопреосвященный владыка посещал его во время болезни и был всегда для него ангелом утешителем. Когда стал я прощаться с ним, он сказал: «куда»? – «К его высокопреосвященству». Он просил посидеть возле него и, смотря на меня, называл меня по имени, стонал и жаловался, что очень тяжело ему. «Господь да утешить вас»: сказав это, я просил больного предать себя воле Божией. Господь знает час, когда избавить его от скорби. «Потерпите еще недолго: многими скорбями надлежит вам войти в царствие Божие (Деян. 14:22)». Поклонясь до земли святителю и со слезами облобызав его руку, я, по желанию родных, отправился к преосвященному Игнатию, а сей к митрополиту, обещаясь прибыть вскоре на Саввинское подворье; там, по уходе моем, особо читали для больного канон – параклис Божией Матери: «Многими содержим напастьми». Он лежал спокойно, погруженный в молитву, как Господь позвал его к Себе, и ангел смерти отворил ему врата вечности! Блаженная кончина его последовала 14-го октября, в 20 минут 1-го часа по полудни.





Назад