Московский Златоустовский монастырь


Московский Златоустовский монастырь достоин того, чтобы о нем знали наши современники...

Причем не только в архитектурном и археологическом плане: что когда-то он здесь был, существовал – в квартале между Покровкой и Мясницкой, являясь поначалу загородным монастырем. И во второй половине XV века Великий князь Московский и всея Руси Иоанн III построил в нем каменный собор во имя своего небесного покровителя святителя Иоанна Златоуста с приделом апостола Тимофея, в день памяти которого первый российский государь родился. А посетившая обитель в 1742 году императрица Елизавета Петровна, любимая дочь Петра I, пожаловала средства на возведение новой церкви над святыми вратами в честь святых Захарии и Елисаветы. Став местом погребения именитых представителей московской знати, уже к середине XVIII века монастырь представлял собой крупный ансамбль в стиле русского барокко.

Всё это интересно, важно. Но чтобы у людей появились живые и глубокие впечатления об утраченном монастыре, его надо визуализировать, «плотно заселить» теми, кто тут жил в прежние века, молился, принимал монашество, духовно возрастал, настоятельствовал, становился архиереем. Корреспондент портала «Монастырский вестник» побеседовала об этом с Анастасией Хондзинской – секретарем Центра изучения истории и наследия Московского Златоустовского монастыря, созданного при храме святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке.

«Разрушенный, но живой»

Анастасия Павловна, на нашем портале публиковались статьи, посвященные историко-богословским научно-практическим конференциям «Златоустовские чтения» («Новая жизнь Московского Златоустовского монастыря» и «Святитель Иоанн Златоуст нам помогает»). Сейчас вы вышли на новый уровень: территория – именно территория! – бывшего монастыря наделена статусом достопримечательного места (первого такого в столице, прецедентов нет). Кроме того, два года подряд Центр одерживает победы в конкурсе грантов мэра Москвы в номинации «Наше наследие». Но прежде чем расспросить Вас, к чему обязывает «взятие таких высот», позвольте узнать, как Вы пришли в это святое место и занялись историко-архивными изысканиями, требующими большой самоотдачи?

С 13 лет я являюсь прихожанкой Космодамианской церкви на Маросейке. Ездила туда практически с детства. В другой церкви была певчей, регентом.

И многодетной мамой, о чем можно прочитать в соцсетях?

Да, у меня четверо детей. Сейчас уже взрослых. Когда нашему храму на Маросейке передали для обустройства дом причта – единственное уцелевшее от монастыря здание – келейный корпус в Малом Злотоустинском переулке – и по благословению настоятеля протоиерея Федора Бородина прихожане-волонтеры стали возрождать историческую и молитвенную память о древней обители, просуществовавшей более пяти веков, мне захотелось им помогать. Сегодня могу сказать, что в этот процесс, действительно требующий самоотдачи, вовлечено большое число людей, искренне полюбивших это место. А оно в ответ на нашу всё возрастающую любовь открывает свои тайны. В историческом плане нередко вдруг обнаруживается не то, что, скажем, было близко к нам по времени, а, допустим, что-то из далекого XVI или XVII века. Поэтому название пешеходной экскурсии, которую наш Центр стал проводить, звучит так: «Навстречу тайнам Златоустова монастыря».

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ





Назад