Архимандрит Григорий (Воинов)

Настоятель и летописец Московского Златоустовского монастыря с 1867 по 1873 гг. Его попечением благоустраивался и украшался монастырь.

Написал несколько книг: «Из моих воспоминаний», «Сборник для любителей духовного чтения» и др. Создал «Историческое описание Московского Златоустовского монастыря», которым до сих пор пользуются благодарные потомки – люди, занимающиеся восстановлением памяти Златоустовской обители.

В своих воспоминаниях он приоткрывает ту невидимую жизнь обители, которая сокрыта от постороннего взора.

Упокой Господи душу раба Твоего, приснопоминаемого архимандрита Григория!

Скачать Историческое описание Московскаго Златоустовскаго монастыря

Новая жизнь Московского Златоустовского монастыря

Новая жизнь Московского Златоустовского монастыря
Взято с сайта синодального отдела  по монастырям и монашеству  Русской Православной Церкви.

В 30-е годы прошлого века Златоустовский мужской монастырь в центре Москвы был разрушен. Уцелело единственное здание – келейный корпус, переданный в нынешнем веке приходу храма святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке и после его реставрации ставший домом причта. Настоятель церкви протоиерей Федор Бородин, прихожане-волонтеры прилагают сегодня немало усилий, чтобы возродить и историческую, и молитвенную память о древней обители, первое летописное упоминание о которой приходится на 1412 год. Проводятся историко-богословские научно-практические конференции под названием «Златоустовские чтения», организаторами которых являются храм Космы и Дамиана и действующий при нем Центр изучения истории и наследия Московского Златоустовского монастыря. Недавно, 12-13 февраля, в бывшем монастырском корпусе состоялись V Златоустовские чтения, традиционно начавшиеся с Божественной литургии в храме и молебна святителю Иоанну Златоусту, литии по насельникам и погребенным в этой обители.

История оживает в лицах

Один из известных людей современной Москвы – архитектор, историк церковного зодчества Древней Руси, доктор искусствоведения, заместитель Генерального директора музеев Московского Кремля по изучению, охране и реставрации памятников архитектуры А.Л. Баталов, пришедший поприветствовать участников конференции, в своем выступлении подчеркнул: до выхода бессмертной, как он считает, книги Петра Паламарчука «Сорок сороков» большинство москвичей ничего не знало об этой обители. О ней вспоминали лишь немногие, и это были историки древнего русского зодчества. Сегодня о ней не просто вспоминают. Многие загорелись замечательной идеей восстановления и сохранения памяти об утраченном монастыре. Удивительным назвал Андрей Леонидович тот факт, что его открытие широкому кругу людей – специалистам и просто любителям отечественной истории – произошло благодаря клирикам Космодамианского храма, то есть Русской Православной Церкви. И это, по убеждению маститого ученого, особо значимо в проведении таких конференций.


Форум открыл настоятель Космодамианского храма протоиерей Федор Бородин. Пастырь напомнил собравшимся слова Святейшего Патриарха Кирилла, что очень важно в таких местах не только сохранить материальные памятники, но в том числе и великую память об укладе, духе, атмосфере святыни. И таким образом продолжить труд тех, кто осуществлял здесь молитву. Кто пришел в монастырь, чтобы беседовать с Богом. Важным рубежом, по сообщению отца Федора, стал тот факт, что 25 декабря 2017 года была подана заявка в Департамент культурного наследия города на присвоение территории Московского Златоустовского монастыря статуса историко-религиозного достопримечательного места. «Достопримечательное место – сама эта формулировка стала возможна после того, как три года назад в 73-й Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации » были внесены соответствующие изменения, дополнения, предполагающие возможность присвоения охранного статуса не только отдельно стоящим зданиям, но и некоторым территориям», – сказал священнослужитель. И добавил, что за данной заявкой в Департамент стоит кропотливый труд, в итоге составивший две большие папки архивных документов. Теперь остается надеяться, что с Божией помощью вопрос решится положительно. Также настоятель храма сообщил, что количество материалов, которые «накопали» за минувший год в архивах, музеях, библиотеках волонтеры храма вместе с его клириком – руководителем Центра изучения истории и наследия Московского Златоустовского монастыря священником Сергием Чураковым – было колоссальным. Оно, что называется, обрушилось на «златоустинцев», и потребуется немалое время на его систематизацию и изучение.


Подробно об этом массиве рассказала в отчете «Находки и открытия 2017 года в истории Московского Златоустовского монастыря» секретарь Центра А.П. Хондзинская. Она называла и называла эти бесценные находки: новые артефакты, копии автографов настоятелей монастыря – священномученика Петра (Полянского), признанного Архиерейским собором после кончины Патриарха Тихона Местоблюстителем Патриаршего престола; священноисповедника Феодосия (Ганицкого), хиротонисанного в 1920 году в епископа Коломенского и Бронницкого, викария Московской епархии; письма, анкету насельника монастыря, фотографии, открытки разных времен, прямо или косвенно связанные с обителью. Все это стало экспонатами выставки, приуроченной к нынешней конференции. Но главное – были найдены материалы, по которым можно представить монашескую жизнь в небольшой тихой городской обители, куда приходили подвизаться люди определенного склада, склонные к подвижничеству. Одним из них стал иеромонах Исихий, будущий старец (в схиме Иоанн). Анастасия Павловна высказала слова благодарности братии Святогорской Успенской лавры, приславшей в прошлом году послужные списки и жизнеописание старца, который 20 лет был в Лавре послушником, затем принял монашеский постриг. В Златоустовском монастыре он вел аскетический образ жизни, и его духовная опытность привлекала многих верующих Москвы. Отца Исихия назначили духовником сестер Ивановского монастыря и Казанской Головинской пустыни. Пострижение его в великую схиму происходило за поздней Литургией при огромном стечении народа, и восприемным отцом новопостриженного иеросхимонаха Иоанна пожелал быть один из самых выдающихся иерархов Сербской Православной Церкви митрополит Сербский Михаил (Йованович), очень почитавший святителя Иоанна Златоуста…

Будущий старец пришел в московскую обитель при кротком, тихом архимандрите Григории (Воинове), которого высоко ценил митрополит Московский Филарет (Дроздов) за его трудолюбие и проявлял о нем отеческую заботу. Архимандриту Григорию предлагался на выбор хотя и заштатный, но богатый Сретенский монастырь, однако он предпочел Златоустовский: «Моему сердцу, – писал он, – была слишком дорога обитель святителя Иоанна Златоуста, вселенского учителя, творениям которого я усердно внимал с отроческих лет. Благодать воссияла, как огонь от уст его». Свой доклад «Архимандрит Григорий – настоятель и летописец Златоустовского монастыря» священник Сергий Чураков назвал некой попыткой обрисовать образ отца Григория как настоятеля, который вложил всю душу в это святое место и обессмертил память о нем. На протяжении шести лет он стоял во главе монастыря любимого святителя, благоукрашая и обновляя ее, разрабатывая монастырский архив. Затем был назначен настоятелем Высоко-Петровского монастыря и позже – Спасо-Андроникова. Человек, в котором, по словам одного из бывших настоятелей Златоустовской обители архиепископа Леонида (Краснопевкова), много чистоты детской и душевной красоты, оставил в наследие драгоценные летописные сведения о трех названных монастырях, а также исторические очерки и портреты, которые до сих пор являются отправной точкой для всех исследователей того периода. Более системного источника – и такого большого по объему и содержанию – никто не создал, поэтому современные историки и припадают к этому источнику. Отец Сергий использовал в докладе много цитат из творений архимандрита Григория, чтобы, сказал он, участники форума смогли услышать тихий спокойный голос, зазвучавший вновь сквозь толщу времен… Сквозь толщу времен звучали голоса и проступали образы других настоятелей. Выходцев из разных сословий. Высокообразованных и простецов. О целой плеяде рассказала в своем докладе «Преемственность. Настоятели Борисоглебского монастыря в Дмитрове и Златоустовского монастыря в Москве» И.В. Пятилетова, журналист, писатель, автор книг по истории Русской Православной Церкви. Она подробно остановилась на том периоде, когда настоятели из древнего Борисоглебского монастыря в Дмитрове, духовно там возросшие, назначались сюда, в Златоустовскую обитель в столице.


Конференция помогла увидеть, проанализировать и главные этапы развития монастыря, и представила широкую палитру судеб ее насельников. Один из наиболее ярких штрихов в этой палитре был высвечен в докладе «­ Служение морского духовенства на примере деятельности иеромонаха Авеля (Иванова), участника Восточного путешествия цесаревича Николая Александровича», который прочитал студент 4-го курса исторического факультета ПСТГУ С.С. Синг. Около 10 златоустинских иеромонахов несли в разное время послушание на кораблях, окормляя матросов и офицеров. Совершали Божественные литургии, молебны, требы. Часто – отпевания, потому что немало людей погибало в морской стихии. На насельника Златоустовского монастыря иеромонаха Авеля, направленного на строящийся броненосный фрегат «Адмирал Нахимов» (долгое время он потом был в числе самых мощных и быстроходных крейсеров в мире), легла колоссальная нагрузка. Исповедовать и причащать ему приходилось от 700 до 1000 человек эскадры, в состав которой входил броненосец, а также проводить службы в российских поселениях за границей. Многими государственными наградами был удостоен батюшка, незабвенно служивший Родине и совершивший два кругосветных морских путешествия. Будущий Император Николай II пожаловал корабельному священнику золотой с цепочкой наперсный крест, украшенный драгоценными камнями. К сожалению, по словам Созонта Сингха, у нас пока нет капитальной работы, посвященной служению священнослужителей на кораблях. А между тем и будущий Патриарх Сергий (Страгородский) тоже был судовым священником! Но, может, доклад студента ПСТГУ С. Сингха и доклад секретаря Центра изучения истории и наследия Московского Златоустовского монастыря А.П. Хондзинской, посвященный служению златоустовских иеромонахов на морских кораблях (прочитан на IV Златоустовских чтениях), станут началом серьезной разработки столь значимой темы?

«И память их в род и род…»

Отличительной чертой V Златоустовских чтений стало то, что география участников форума расширилась: если прежде выступали только москвичи, то нынче мы услышали доклады исследователей из четырех городов – Воронежа, Саратова, Дмитрова, Коломны. Один особенно «задел за живое» организаторов форума и других москвичей – это доклад воронежца, кандидата исторических наук Н.А. Комолова «Государственная деятельность Ф.М. Апраксина на юге России в первой четверти XVIII века». Радостно было услышать, как чтится в Воронеже память главного ктитора обители генерал-адмирала Федора Матвеевича Апраксина. Надежный исполнитель замыслов и самых серьезных проектов Петра I он вместе с ним изучал за границей морское дело и помогал Императору возводить верфи и строить корабли в родном Отечестве, а потом возглавил Адмиралтейский приказ. Там, где начались его подвиги по созданию военно-морского флота России и где он, человек глубокой веры, предположительно общался с будущим святителем епископом Митрофаном Воронежским, сегодня его имя носит улица и набережная. На созданной им адмиралтейской школе установлен памятный знак. В Успенском Адмиралтейском соборе появилась мемориальная доска в память об Апраксине. Это – в Воронеже. А в Москве… В1728 году Федор Матвеевич, много потрудившийся для блага этой обители, обрел последнее пристанище в родовой усыпальнице Апракисных под сенью Златоустовского монастыря, где в 1667 году он похоронил своего отца, убитого калмыками и башкирами. Но могила выдающегося флотоводца, ревностного покровителя обители утрачена, как и могилы других представителей славных российских родов. И только священники храма Космы и Дамиана на Маросейке вместе с прихожанами творят на этом забытом попранном месте заупокойные молитвы. Настоятель храма протоиерей Федор привел такой факт: в 1632 году в монастыре поставили храм и снабдили его всей необходимой утварью Конон, Петр, Андрей и Никита Апраксины. Это была жертва обители, сопровождавшаяся просьбой поминать по монастырскому чину, «пока стоит обитель сия», всех из их рода, кто будет тут похоронен: «на гробы с кадилом выходить». «Мы ее выполняем, – сказал отец Федор. – В Апраксинский день идем на место захоронения, где раньше стояла Благовещенская церковь, и ходим с кадилом, служим заупокойное богослужение». Потомственная графиня Е.В. Апраксина, прямой потомок ктиторов Златоустовской обители, обратившись к организаторам конференции, с искренним чувством сказала, что, бывая на Златоустовских чтениях, она видит, сколько сил и любви священники и миряне вносят в дело сохранения памяти о монастыре и о людях, в нем похороненных.

На втором этаже уцелевшего монастырского корпуса открыта молельная комната, для которой написаны несколько икон. Прежде всего – икона святителя Иоанна Златоуста, полностью повторяющая стиль и размер утраченной монастырской иконы (оклад сохранился). Великим постом 2016 года торжественно была установлена новонаписанная икона Божией Матери «Знамение», копия чудотворной иконы, главной святыни обители в ней. И с тех пор каждую пятницу здесь проходят водосвятные молебены святителю Иоанну Златоусту с чтением акафиста (установленные еще святителем Филаретом). Еще одно важное новшество – в 2016 году прихожане храма Космы и Дамиана возобновили поминовение усопших по монастырскому синодику, в котором указано «совершать поминовение вовек». Написана и другая икона «Знамение»: рядом с Пресвятой Богородицей изображены ктиторы обители – ее Небесный покровитель святитель Иоанн Златоуст и названный при рождении в честь него первый Государь всея Руси Иоанн III, при котором Русь стала Россией. В руках Иоанн III держит изображение первого каменного храма, построенного им в Златоустовском монастыре. Центр изучения истории и наследия Златоустовского монастыря самоотверженно занимается архивными поисками, поисками артефактов, и все же главным направлением его деятельности является продолжение молитвенной жизни в стенах святой обители. Да и не только в этих стенах. Так в минувшем году в преддверии Родительской субботы возле места захоронения архимандрита Григория (Воинова) в Спасо-Анндронниковом монастыре, около склепа, находящегося с северо-западной стороны Знаменского храма, была совершена краткая заупокойная лития по отцу-архимандриту и его родному брату иеромонаху Серафиму, похороненному тут же…

Зачем монастырю археология?

По наблюдениям заведующего Отделом археологии Московской Руси Института археологии РАН, члена-корреспондент РАН, доктора исторических наук Л.А. Беляева, «Златоустовские чтения» быстро набирают научный уровень. Нельзя не отметить, что и само участие известного российского ученого, прочитанный им доклад «Археология московских монастырей. Общий обзор» придали конференции вес. Леонид Андреевич подчеркнул, что он считает правильным на таком форуме показать ситуацию, которая сложилась с археологическим изучением монастырей Москвы за сорок лет. Почему именно за этот срок? Потому что в конце 70-х годов прошлого века начались серьезные археологические исследования московских монастырей. Прозвучала интересная информация: к началу Октябрьской революции 1917 года в Москве было 25 монашеских общин. В 20-30-е годы большинство их подверглось закрытию, уничтожению. А в конце 70-х годов три обители стали объектами археологических исследований: Высоко-Петровский, Богоявленский и Данилов монастыри. И на сегодняшний день уже 14 московских монастырей входит в это число! Что конкретно дают Церкви исследования и работа по сохранению церковных памятников, было показано на примере целого ряда обителей, начиная с Данилова монастыря, находящегося в том месте, где, по словам Л.А. Беляева, располагалось древнейшее славянское поселение Москвы, которое можно датировать X-XI веками, и заканчивая Зачатьевским монастырем и «сотворением» в нем первого в России подземного церковно-археологического музея.


Большой резонанс как у научного мира, так и у мира церковного вызвало обнаружение захоронения греческого просветителя второй половины XVIII века архиепископа Никифора (Феотокиса). Полтора года археологи по благословению руководства обители искали могилу подвижника веры и благочестия, который восемь лет был настоятелем Данилова монастыря и почил в обители. Могила после его кончины в 1800 году стала местом паломничества, однако после разрушения монастырского кладбища в 30-х годах XX века была утрачена. И вот весной 2007 году археологи нашли ее, что открыло новый этап в истории исследований монастырского некрополя. Интересным назвал ученый опыт виртуального восстановления некрополя XVIII-XIX веков, сделанного по специальной методике в начале 2000-х годов и позволившего расположить все могилы, находившиеся там на момент сноса. Что касается Зачатьевской обители, то в «короткой прогулке по монастырям», как охарактеризовал свой доклад Л.А. Беляев, он уделил ей особое внимание. Леонид Андреевич рассказал, что археологические работы, начавшиеся там, на Остоженке, в 2003 году и продолжающиеся до сего времени, помогли определить специалистам: на этом месте прежде был монастырь преподобного Алексия, человека Божия – самый древний женский монастырь в Москве. Ценными находками стали сотни и сотни церковных изделий, изделий керамических и богатый нумизматический материал. Исследователи также нашли плиты надгробий разных веков, в том числе и древнейшие, второй половины XIV века. При этом им неоднократно задавали вопрос: почему вы считаете, что когда-то здесь был монастырь? Может, просто стояла церковь, а возле нее – погост? Все решили, по словам Л.А. Беляева, надгробия XVI века с именами схимонахинь. Таких надгробных плит оказалось очень много. Значит, все-таки монастырь?! Снова у археологов допытывались: может, какой-то больничный монастырек, а не Алексеевский? Весомым аргументом в пользу последнего стала надпись на одной из плит: преставился поп Иоанн алексиевский. Логично, что священника похоронили на кладбище монастыря, в котором он служил. А подземный музей с огромным количеством экспонатов (более тысячи), представляющих большую ценность как для науки, так и для Православной Церкви, находится в подклете нового собора, органично вписавшегося в облик древнего монастыря. Он занимает огромные по площади нижние помещения, отделенные от собора специальной плитой… Участников форума, в особенности его организаторов – клириков храма на Маросейке и Центра изучения истории и наследия Златоустовского монастыря, объединившего людей самых разных профессий (богословов и археологов, историков и архитекторов, иконописцев, краеведов, музейных работников, иконописцев), вдохновило пожелание крупнейшего специалиста по московской археологии Беляева поскорее получить официальный статус историко-религиозного достопримечательного места «Московский Златоустовский монастырь». Получить и затем – как следующий необходимый шаг – войти в обойму монастырей, являющихся объектами серьезных археологических исследований. А в перспективе – создать церковно-археологический музей. «Зачатки для этого явно есть, – сказал Леонид Андреевич. – Мне кажется, здесь все должно получиться».

***

Второй день V Златоустовских чтений традиционно был посвящен изучению наследия святителя Иоанна Златоуста, вошедшего в сокровищницу святоотеческой мысли. Ученые, священнослужители раскрывали образ непоколебимого защитника Церкви от ересей, расколов и лжеучений. Докладчики показывали глубину и актуальность богословских трудов автора Божественной литургии, совершаемой на всех языках, на которых проповедовано Православие. Остается добавить, что сегодня в нашей стране нет ни одного действующего монастыря, посвященного всемирно почитаемому святителю. Но есть в Москве энтузиасты, взявшие на себя великую ответственность – возродить память о святой обители, которая за пять веков своего существования взрастила большое число земных ангелов, как называл монахов старец Псково-Печерской лавры архимандрит Серафим (Розенберг). Отец Серафим говорил, что монах – это Ангел, призванный стяжать бесстрастие и память смерти. И что монашеским чином пополняется отпадший чин Ангелов… Кто из монашествующих украсил Московский Златоустинский монастырь своими подвигами на пути к внутреннему совершенству, сумел стяжать бесстрастие и память смерти? Многие открытия сделаны, а многие еще впереди!


Взято с сайта синодального отдела  по монастырям и монашеству Русской ПРавославной Церкви



2 Февраля 2018